Вход | Регистрация

Информационные технологии ::

Метки: 

Пираты XXI века

Я
   Волшебник
 
20.03.04 - 22:13
Пираты XXI века. Часть 1 [23/09/2003]
http://3dnews.ru/editorial/pirates-xx1/

Пираты XXI века. Часть 2 [09/10/2003]
http://3dnews.ru/editorial/pirates-xx2/

Пираты XXI века. Часть 3 [18/11/2003]
http://3dnews.ru/editorial/pirates-xx3/

Пираты XXI века. Часть 4 [02/12/2003]
http://3dnews.ru/editorial/pirates4/
 
  Рекламное место пустует
   Волшебник
 
1 - 20.03.04 - 22:14
Пираты XXI века. Чаcть 1
Автор: Кирилл Белов
Дата: 23.09.2003


"Это признак дремучести страны", -
сказал премьер-министр Михаил Касьянов
на одном из заседаний правительства.
Это наш премьер-министр говорил про отсутствие борьбы с пиратством. Да и вообще в последнее время разными официальными лицами высшего ранга много чего говорится и "заявляется" на тему борьбы с пиратством. Очень хорошее это веяние, но связано оно к сожалению не с искренним желанием бороться с преступностью, а с нажимом США и стран ЕС, угрожающих России недопуском в ВТО (Всемирную Торговую Организацию).

Но это вступление, а теперь давайте пообщаемся лучше на тему самого пиратства. Имеет оно древние корни и богатую историю.

Во времена, когда основными носителями были 3,5 и 5 дюймовые дискеты, и только-только обкатывался мегаемкий и суперзащищенный CD, все были уверены, что незаконное копирование программ исчезнет навсегда. Но как часто бывает, с развитием защиты, развивались и те, кто взламывал и копировал информацию… Не стал исключением компакт диск.

Сегодняшний день. Около любой станции метро имеются магазинчики с огромным количеством пиратской продукции. За 80 - 150 рублей предлагаются: мощные графические и издательские пакеты (3000 - 10 000 у.е.), еще не вышедшие на европейском рынке прекрасно переведенные и качественно оформленные игровые новинки (30 - 100 у.е.), DVD диски с новинками и классикой мирового кино (25 - 50 у.е.), часто попадаются фильмы, не имеющиеся в официальной продаже. И все это имеет не такие уж безобидные размеры.

По данным антипиратской организации Business Software Alliance (BSA), к слову, близкой Microsoft, Россия имеет сомнительную репутацию страны с высоким уровнем пиратства. Так в 2002 году BSA оценила уровень компьютерного пиратства в России в 87%! Мы на пятом месте в этом черном топ - двадцатке. Хуже только во Вьетнаме (94%), Китае (92%), Индонезии (88%) и Украине (87% с хвостиком). По данным организации IFPI (Международной федерации производителей фонограмм) уровень пиратства в музыкальной индустрии России составляет 66%, в индустрии программного обеспечения - более 90%, совсем юный формат DVD уже догоняет своего младшего брата - 80%

При этом у всех наших "конкурентов" темпы снижения уровня пиратства составляют по несколько процентов в год, в России же доля пиратства по сравнению с 1996 годом снизилась с 91% до 87%. В общем Европа может быть спокойна, еще 50 - 60 лет и у нас будут их 37% (по данным BSA). :-) Или есть другой вариант, пиратские диски из России будут как нефть и древесину продавать на запад, на самих хватать не будет. И эта мысль не так уж утопична, как может показаться. В нашей стране сейчас действует 29 только официальных заводов по производству оптических носителей (почти все были замечены в производстве пиратской продукции) производственные мощности которых позволяют выпускать до 330 млн дисков в год. При этом внутренне потребление Российского рынка, по данным все тех же организаций оценивается в 30-45 млн дисков в год. Остальные 300 млн наверное используются как подставки для чашек с кофе, причем одноразовые.

Но вернемся к официальным данным. По данным все той же IFPI в России рынок пиратской продукции вырос в прошлом году до 311 млн долларов (учитывалась пиратская цена на диск), в то время как "белый" рынок составил всего 257 млн долларов (реальные цены).

Конечно можно сказать: "А мне какое дело до этого?! Нет у меня денег покупать лицензионные диски". И вы будете абсолютны правы. К сожалению, в России очень много социальных факторов оправдывающих пиратство. Все наши научные, учебные и бюджетные организации разорились бы на покупке только операционных систем. Что уж тут говорить о простых пользователях, которые на компьютеры копят по 2-3 года. Но при этом мы совсем не учитываем того, что, по сути, мы воруем и залезаем в карман создателям программ и музыкальных произведений при каждой покупке пиратского диска. Не говоря уже о том, скольких денег не досчитывается бюджет от непоступивших налогов.

Но теперь рассмотрим и положительные стороны пиратства.

Их признают даже на Западе. Так комиссия по правам на интеллектуальную собственность (CIPR) , учрежденная правительством Великобритании, в одном из своих недавних докладов написала, что полноценное применение "антипиратского законодательства" может принести больше минусов, нежели плюсов. Развивающиеся страны будут лишены доступа к интеллектуальной продукции, что может иметь опасные последствия. В качестве примера CIPR указывает на высокую стоимость программного обеспечения, что вынуждает небогатых пользователей покупать пиратские копии.

Теперь о чисто Российских плюсах. Кто сейчас работает в США и всех странах Европы в качестве программистов и аппаратных разработчиков, в той же корпорации Microsoft? Российские Левши, которые работали на взломанном ПО. А сколько таких подрастает в нашем отечестве сейчас? К слову есть такая присказка: в современном западном научном институте научным руководителем является русский, его помощником индус, а лаборантом китаец. :-)

В следующих материалах "Пираты XXI века": кто, как и где производит пиратские диски, сколько они стоят на самом деле, а также комментарии специалистов в области пиратства и производства дисков, их прогнозы и действия.
   Волшебник
 
2 - 20.03.04 - 22:14
Пираты XXI века. Часть II
Автор: Кирилл Белов
Дата: 09.10.2003

Почему же производство компакт-дисков так прижилось и развилось в нашей стране? Вопрос сложный, но все же попытаюсь на него ответить.

Заглянем в историю, в начало двадцатого века. Тогда рынок виниловых дисков был просто завален перепечатками пластинок с концертами Шаляпина и Карузо, а то и попросту поддельными записями, на которых пели под знаменитостей малоизвестные артисты.

Причем контрафактная продукция была во всех странах, но все же родиной пиратских виниловых пластинок считается Россия. Так, уже в 1902 году на страницах "Музыкальной газеты" велись дискуссии об авторском праве и нарушениях в этой сфере. Но, как известно разговоры ни к чему не приводят, и пираты продолжали действовать. Возникали все новые фирмы по производству пластинок. Тормозил их развитие лишь один фактор: стоимость пиратских пластинок была не намного ниже легальных аналогов, из-за дороговизны материала, из которого изготавливали диски.

Дальше была революция и сворачивание производства дисков, поэтому нам так и не удастся узнать, действенными ли оказались меры по пресечению пиратства, предпринятые законодательными органами в 1911-12 годах. Вернемся в настоящее.

История повторяется, только теперь пираты не производят низкокачественной продукции, себе накладнее. Наоборот, пираты иногда качеством своих изделий даже подстегивают легальных производителей мультимедийной продукции. Так, в 2001 году ассортимент легальных DVD дисков составлял 200 наименований. Пираты расширили список доступных фильмов до 1 тысячи. Тут же оживились и легальные производители, у них отбирали последний кусок хлеба. Сколько сейчас составляет эта цифра сказать трудно. Но на пиратских DVD сейчас можно найти как классику европейского кино и пока еще редкие картины с востока.

Косвенно получают выгоду от развития пиратства в нашей стране и производители DVD техники. Цена на DVD диски падает примерно на 1 американский рубль за 3-4 месяца. И цены уже сопоставимы с видеокассетами и дисками Mpeg-4.

То же самое можно сказать и о производителях игр. На начальном этапе становления игровой индустрии в нашей стране можно было приобрести либо дорогие, нелокализованные и опоздавшие на полгода коробочные версии игр, либо с посредственным переводом и русской книжечкой опоздавшие на 2 года, но такие же дорогие игры.

Пиратские студии же напротив, делали качественный перевод, если того требовала специфика игры, только текстовый и не гнушались брать описания из Интернета. Так и живут, еле волоча ноги, продавцы легального игрового софта. Правда, русские разработчики тут же смекнули что к чему. И для русского рынка выпускают jewel версии игр (в обычной CD коробочке), распространяемые большей частью через сети магазинов, торгующих пиратской продукцией. Деньги конечно не большие, но процесс идет и пользователя потихоньку приучивают к легальной продукции, нахождение которой в пиратских магазинах несколько лет назад казалось полным абсурдом. Где их продают, знает всякий. А вот где делают? Я имею в виду пиратские диски. Дать односложный ответ нельзя.

В первую очередь на нелегальных заводах, а скорее цехах, расположенных в крупных городах. Естественно, может показаться, что скрыть целый цех в городе достаточно сложно. Но это не так.

Большинство таких "заводиков" располагается на территории режимных предприятий или так называемых "абонентских ящиков" (засекреченных организаций и предприятий) большая часть территории которых теперь сдается в аренду. По большому счету, никому не важно, делают у него на территории предприятия тортики или печатают диски, главное чтобы деньги исправно платили и норм хозяйственных не нарушали. А вот прийти на такое предприятие с проверкой ой как сложно, если конечно кто захочет. При всем желании и полномочиях продержат кого надо час на проходной для выяснения его полномочий, а когда уже в цех попадут, там уже печатаются диски с электронной книжкой "Как легально заработать свой первый миллион?".

При этом рентабельность у таких цехов просто безумная. Производство диска стоит около 0,2 американских рублей, чуть дороже коробочка, полиграфия и процент "охраняющей структуре" :). И все. Никаких тебе налогов, никаких отчислений авторам, никакой рекламы. Тут же стоит отметить небольшой плюс наших пиратов. Качество дисков, производимых в России давно превзошло таких монстров пиратского рынка, как Китай со всей вместе взятой Азией и Болгарию со всей Восточной Европой. Именно поэтому они так широко пошли сейчас на экспорт.

Конечно же, от соблазна выжить не удерживаются и легальные производители компакт-дисков. Так, недавно посол США в России обвинил в производстве пиратской продукции почти все существующие легальные заводы оптических носителей. Насчет всех, конечно, говорить нельзя, но правда есть и в его словах. Бывают случаи, что заказав напечатать партию из 20 тыс. дисков со своим новым программным продуктом, компании получают еще 40 тыс пиратских копий этой же программы на рынке, напечатанных во вторую и третью смену того же дня на этом же заводе. Но это уже конечно наглость в квадрате.

Обычная наглость, это производство пиратских дисков в свободное от производства легальной продукции время…

В следующих материалах серии Пираты XXI века читайте о видах пиратства, производителях ПО, рассекающих своими мечами вакуум законодательства и о том, как пираты собираются жить, если наступят тяжелые времена.
   Волшебник
 
3 - 20.03.04 - 22:14
Пираты XXI века. Часть III
Автор: Кирилл Белов
Дата: 18.11.2003


Читая все предыдущие статьи этой серии и проникнувшись ответственностью хотя бы перед отечественными производителями программ и других видов интеллектуальной собственности вы можете пойти в мегафирменный магазин и получить с чеком пиратский диск…

Но ни вы, ни продавец об этом догадываться не будете… Он будет думать, что вот еще один человек начал покупать легальные информационные носители, а вы будете думать что поступаете наконец-то правильно. Но, как показывает практика, даже в райских кущах производителей легальной продукции, у дилеров ПО и в фирменных магазинах мультимедийной продукции можно купить пиратскую продукцию.

Так, мой знакомый фанат качественного звука не покупает музыкальные диски в магазинах крупнейшей студии звукозаписи, ссылаясь на наличие там не очень качественной продукции. Я недоумевал?! Но, оказалось, это мнение имеет под собой основание.

Один из экспертов рынка лазерных носителей, с которым мне удалось поговорить, в рамках неофициальной беседы сообщил о том, что в абсолютно "официальные" магазины иногда завозятся партии нелицензионных дисков с мультимедийной продукцией.

Это один из примеров, а сколько их еще? Это конечно не призыв покупать диски "с рук", все равно они ведь все пиратские. Просто коли вы решили заплатить нормальные деньги за качественный продукт, будьте внимательней к покупаемой продукции.

Но это лирическое отступление. Теперь о том, как у нас борются с пиратством. До недавнего времени, я, как и большинство наших сограждан думал, что никак. На самом деле кто-то с ним все-таки борется. Конечно, в масштабах государства процесс законодательного и правоприменительного развития застыл на месте уже давно, иногда правда совершая колебательные движения во всех направлениях, нужных и ненужных. Но некоторые компании сами занимаются борьбой с пиратством в некоторых его видах.

Так, например, для таких гигантов как Microsoft и 1С потери в корпоративном секторе российской отрасли ПО очень велики. То есть покупает местный сетевой администратор одну или две коробки ПО, а устанавливает его на 250 компьютеров своего предприятия. Ну как тут не возмутиться? Руководству предприятия предлагается купить лицензии. На что оно вправе не согласиться. И никак его не заставишь. В общем, дело добровольное. Но узнать, сколько и какого ПО у вас стоит не составляет труда, причем вы сами все это расскажете.

Это достаточно простой с применительной точки зрения механизм, гораздо сложнее побороть укоренившуюся в умах "физических лиц" любовь к дешевой контрафактной продукции и неуважение к авторскому праву и интеллектуальной собственности. Здесь уже стоит рассматривать проблему с психологической точки зрения. Не привыкли мы платить за интеллектуальный труд. Вот тот, кто копает яму под фундамент гаража, тому нужно платить, точнее приходится, а создателю ПО или фильма совсем не обязательно, все равно он богатый. Зачем брать DVD в прокате на два дня, лучше купить за эти деньги пиратский и смотреть сколько хочется. А то, что его создатель не стал экономистом или инженером около нефтяной трубы это уже никого не касается.

Сложность борьбы с розничным видом пиратства сложна сама по себе. Усложняет ее то, что многие заинтересованные лица "сидят наверху", а стимулирующим фактором является бедность основной части населения нашей страны. К тому же все никак не могут договориться, с чем начинать бороться: с заводами или продавцами контрафактной мультимедийной продукции? Заводы предлагают с продавцами, а продавцы с заводами!

На этой волне борьбы самих с собой можно увидеть примеры попыток легализации "черного пиратского дела". Так, некоторые компании имеющие прочные связи в законодательных и исполнительных органах нашей страны, активно лоббирует введение специальных идентификационных меток на оптических носителях информации - совершенно бесполезной "защиты от пиратства".

Как это расценивать, как не попытку утвердиться в роли легальных структур?! Мы вот вроде еще и с пиратством боремся. И такие проекты реально рассматриваются, хотя сколько уже раз можно тратить деньги и силы на эти марки, которые пираты делают с гораздо меньшими потерями, чем легальные продавцы.

Но есть и положительные тенденции в попытках укротить пиратов. Например, наконец-то вступила в силу долгожданная поправка к статье 146 Уголовного кодекса Российской Федерации "Нарушение авторских и смежных прав". Там появилось вот такое примечание:

"Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пятьсот минимальных размеров оплаты труда."

Теперь конкретно определены "стоимостные эквиваленты" деяний, совершенных в крупном и особо крупном размерах с учетом реальной стоимости продукции, а не пиратской. О том, как законодательные усовершенствования повлияли на жизнь "пиратов Баренцева моря" читайте в следующей статье.

Тут же и наши производители ПО суетятся. Российские производители часто спонсируют рейды правоохранительных органов на торговые точки с пиратской продукцией своего ПО, и по их спискам программ продавцы и наказываются. Поэтому редко уже где увидишь открыто торгующего российскими новинками пирата. И это отнюдь не патриотизм наших пиратов, им все равно чем торговать, а жестокая необходимость.

Ну и напоследок классификация видов наиболее распространенного пиратства:

Незаконное копирование ПО конечными пользователями - можно назвать также корпоративным пиратством, когда количество машин, на которых установлено ПО превышает количество купленных лицензий или обмен копиями программ с приятелями.
Незаконная установка программ на жесткие диски компьютеров - продажа компьютеров с предустановленным нелицензионным ПО
Промышленное пиратство - производство и распространение пиратского ПО в промышленных масштабах
Интернет-пиратство - самый динамично развивающийся вид пиратства. Доступ в глобальную сеть становится все более скоростным, а цена на трафик все более низкой. К тому же Интернет остается сферой, в которой законы практически не действуют, так как ни физически ни юридически нельзя проконтролировать находится сервер с ПО в Кении или России. И какое же к нему законодательство применять? И кто его владелец?
Нарушения в канале продаж - это продажа ОЕМ-версий ПО (предназначено для продажи только с новыми компьютерами) в розницу. Распространение более дешевых копий Академического (для вузов и школ) или другого специально предназначенного ПО для организаций, которым оно не предназначается.

В следующих материалах серии Пираты XXI века читайте о том, как предлагают побороть пиратство специалисты в области авторского права, заводы, продавцы, другие заинтересованные лица и много другой интересной информации.
   Волшебник
 
4 - 20.03.04 - 22:15
Пираты XXI века. Часть 4
Автор: Данила Медведев
Дата: 2.12.2003


От редакции:

К явлению пиратства, можно относится по разному. Одни говорят, что это вред, другие что благо... Когда мы начинали публиковать эти материалы, то хотели разобраться с ситуацией, которая сложилась в нашей стране, понять как найти из неё выход... да и надо ли... ведь многих она очень даже устраивает...

Материал, который Вы прочитате ниже не является редакционным. Данила Медведев, автор этой статьи не коим образом не пытается "защитить" пиратов. Он пытается понять кому оно может быть выгодно...


Когда говорят о проблеме пиратства, часто упоминают "ущерб для экономики". Спору нет, приводимые цифры впечатляют. Если верить аналитикам и экспертам, то миллиарды долларов каждый год вылетают в трубу исключительно из-за нашей жадности.

Но так ли это на самом деле? Давайте сравним вклад в экономику лицензионной и пиратской копии программного продукта. Прежде всего, надо ответить на вопрос о том, в какой момент создается новая ценность для экономики. Может ли это происходить в момент написания продукта?

Вряд ли, ведь компания может решить, что продвижение продукта экономически не выгодно, и он так и не увидит свет. В момент печати продукта на диски и его упаковки? Тоже нет, ведь судьба этих коробок и дисков еще неизвестна, они вполне могут отправиться на свалку, если продукт не придется по вкусу покупателям. Возможно ли, что создание ценности происходит в момент продажи продукта? Формально, да, и вот тут мы и наблюдаем ловушку, в которую нас может завести слепое следование экономической теории.

В момент продажи продукта ВВП увеличивается на его стоимость, на ту сумму, которая перешла из рук в руки. Но насколько корректно говорить о создании ценности в момент продажи, особенно, в случае с нематериальным продуктом, вся ценность которого определяется его использованием?

На мой взгляд, не очень. Более правильным будет предположить, что создание новой ценности в экономике происходит в момент использования программы. Но если так, то есть ли какая-то разница между использованием лицензионной и пиратской копии?

Особой разницы, по сути, нет - пиратское ПО точно также приносит пользу бизнесу и экономике. Это прекрасно видно на примере программы AtGuard!, удобного firewall'а, разработчик которого прекратил свою деятельность.

Лицензионной программы больше нет, компании которая могла бы недополучить какую-то прибыль, тоже нет, а тысячи пользователей, в том числе те, которые скачали программу уже после того, как она "осиротела", продолжают получать пользу, защищая свои домашние компьютеры и корпоративные сети.

Но если пиратская и лицензионная копия приносят экономике одинаковую пользу, то какова же природа тех потерь, которыми пугают нас эксперты, правоохранительные органы и разработчики ПО? Очень просто - это их собственные потери.

Немного об инвестициях
Программное обеспечение для компании - это активы, которые можно получить путем покупки или копирования. Если рассматриваемые программы западного производства, то это иностранные инвестиции. Они ничем не отличаются от обычных, и если бы нашим бухгалтерам хватало смелости, то в отчетных документах скопированные или купленные у пиратов программы отражались бы как обычные инвестиции.

За годы реформ Россия получила в десять раз меньше прямых инвестиций, чем Китай за тот же период. Ежегодно утечка капитала из страны превышает прямые иностранные инвестиции в пять раз.

Каждая возможность получить дополнительные инвестиции крайне важна. Но в России совсем не развит фондовый рынок капитала, все ещё в зародышевом состоянии находится банковское кредитование реального сектора, пенсионные фонды существуют лишь номинально.

Экономика задыхается без инвестиций. Разве не здорово было бы бесплатно скопировать оборудование для нашей энергетики, не покупая его у Siemens? Как Вы понимаете, это технически неосуществимо, но вполне возможно для программ. Поэтому экономически пиратство вполне разумно рассматривать как дополнительную строчку притока в российском балансе финансовых операций с капиталом.

Международное разделение труда
Подобный подход явно благоприятствует странам, нетто-потребителям информационных продуктов, то есть тем странам, в которых масштабы использования программного обеспечения превышает масштабы его разработки.

С какой стороны не оценивай, но все страны, кроме США по этому балансу находятся в минусе. В 2001 году из 25 крупнейших поставщиков ПО, 22 были американскими компаниями, а 2 частично американскими. Не случайно то, что именно в США находятся наиболее агрессивные ассоциации производителей информационных продуктов, RIAA (музыка), MPAA (фильмы) и BSA (программы).

Не случайны и те усилия, которые США прикладывают на международной арене, чтобы заставить другие страны предпринимать шаги для защиты "интеллектуальной собственности", например, препоны при вступлении в ВТО или отказы заключать межгосударственные торговые соглашения. Но следует понимать, что "потери от пиратства в России" - это не "потери России", а "потери американских разработчиков в России".

Не понимая этого, остальные страны, защищая копирайт, платят зарубежным производителям сотни миллионов долларов за программы только для того, чтобы собственные разработчики получили дополнительные десятки миллионов, создавая продукт, который часто гораздо легче может быть скопирован из-за рубежа.

Существующее у нас de facto различное отношение к российским и зарубежным продуктам (российские игры, вышедшие на дешевых лицензионных jewel'ах, реже копируются пиратами) ещё может быть обосновано, но предоставление аналогичной защиты западным производителям ПО не приносит стране никакой пользы.

Несложные расчеты показывают, что для российских потребителей ситуация, когда они могут купить 200 пиратских копии по 2.5$, будет гораздо более благоприятной, чем та, когда они могут купить 20 лицензионных западных игр по 20$ и еще 5 российских по аналогичной цене.

В той степени, в которой российские разработчики способны успешно продавать свои продукты за рубежом, российская индустрия ПО имеет право на существование. Но ни в коем случае это право не должно приобретаться путем искоренения пиратства в нашей стране, лишь для того чтобы российские производители могли здесь заработать.

Искоренение пиратства ради российских разработчиков ещё более вредный экономически шаг, чем даже повышение пошлин на ввозимые автомобили ради российского автопрома, ведь в случае с программами пиратские цены ниже не в разы, как в случае с автомобилями, а на несколько порядков! Кроме того, потеря рабочих мест составит не миллионы как в случае с автопромом, а лишь десятки тысяч.

Возможные потери от пиратства для экономики
Стоит тщательно оценить потери российской индустрии ПО от пиратства. Прежде всего, стоит отметить, что доля коробочных продуктов во всем мире составляет не более 30%. В России этот показатель, наверняка, значительно ниже.

Оставшаяся часть - это проектные услуги по заказной разработке программ и услуги по внедрению. Сколь угодно высокий уровень пиратства практически никак не отражается на секторе проектных услуг, поэтому можно с уверенностью сказать, что поддержание в России высокого уровня пиратства на индустрии ПО отразится слабо, а искоренение пиратства окажет достаточно слабый положительный эффект. Да, получит толчок развитие сектора коробочных продуктов, но большая часть программистов, тестеров, дизайнеров и т.д. все равно работает не в нем.

А что касается сектора коробочного ПО, то наша страна не нуждается в собственных программах в большинстве областей. Можно прекрасно обойтись без The Bat! и AVP, используя вместо них любую почтовую программу и антивирус из огромного количества зарубежных разработок. Конечно, есть некоторые продукты, которые импортировать нельзя просто потому, что требования местных пользователей уникальны - это, прежде всего, электронные словари, переводчики, бухгалтерские программы, бизнес-приложения и т. п.

Но даже в этих секторах пиратство может лишь уменьшить платежеспособный спрос, нет никаких оснований полагать, что оно может совсем его уничтожить, ведь даже в Китае разработчики подобных продуктов как-то выживают, да и в России эти программы начали разрабатывать ещё в начале 90-х, когда уровень пиратства зашкаливал за 99%. А что касается подавляющего большинства остальных программ, то практика показывает, что зарубежные продукты (после несложной русификации, выполняемой пиратами или просто кем-то из наиболее продвинутых пользователей) подходят российским пользователям ничуть не меньше, чем западным, и насущной потребности в разработке российских аналогов не существует.

Доходы населения России
Кроме неразвитости российской индустрии ПО обязательно нужно учитывать и неразвитость российской экономики. Но, к сожалению, противники пиратства этот аспект предпочитают игнорировать. В России более 65% населения имеют доход менее 5000 рублей в месяц, что составляет менее 2000$ в год.

Учитывая, что при таких доходах почти все деньги уходят на товары первой необходимости, требовать покупки лицензионного софта почти столь же бесчеловечно, как и требовать жителей Африки, живущих на 1$ в день, платить полную стоимость курсов лечения от СПИДа.

Бедная часть населения России в принципе не может покупать при таких доходах лицензионный софт. Аргумент о том, что у покупателей компьютеров есть деньги и на программы (или, сформулировав иначе, если у них нет денег на программы, пусть обходятся без компьютеров), можно отбросить как нелепый и бесчеловечный, но все же отмечу, что один только комплект MS Office легко может стоить дороже, чем весь компьютер.

На самом деле, реальны только две альтернативы: забыть про компьютеры или использовать пиратские копии. Но развитие экономики России и её человеческого капитала сегодня немыслимо без широкого использования компьютеров и программного обеспечения. Исключать же половину населения из информационной экономики в высшей степени неразумно. Поэтому возражения против пиратства даже в тех случаях, когда оно никому не приносит ни малейшего вреда можно охарактеризовать как преступные.

Воровство "ренты" и расширение аудитории
Продолжая рассуждения об этике, нельзя не остановиться на этической стороне самого пиратства и часто используемом аргументе о лишении автора заслуженной компенсации за творческий труд. Для того, чтобы прояснить этот вопрос, следует выделить два основных вида пиратства - коммерческое и "свободное".

Под коммерческим пиратством будем понимать продажу скопированного ПО по ценам, сравнимым с официальными (например, в 2-3 раза ниже), но значительно превышающим издержки пиратов. В этом случае пиратская продукция все равно легко может конкурировать с лицензионной по цене, позволяя перехватить платежеспособного покупателя. Это приносит пиратам сверхприбыль и является формой "кражи" ренты от разработки программы, ренты, которую государство временно позволяет использовать разработчикам для стимулирования создания новых продуктов. Такое пиратство, безусловно, плохо, поскольку позволяет пиратам получать не заслуженную ими сверхприбыль, и часто вводит покупателя в заблуждение относительно лицензионности продаваемой копии.

Второй вид - это "свободное" пиратство, когда продукция продается по ценам, близким к себестоимости (включающей в себя стоимость носителя, копирования и дистрибуции, нормальную прибыль на вложенные средства, предпринимательский доход и компенсацию за риск), то есть, в условиях России, по 2-3 доллара за CD, либо же когда программы просто скачиваются из Интернета или копируются у друзей. Такое пиратство, как правило, обслуживает неплатежеспособный спрос, то есть спрос со стороны пользователей, которые в любых условиях не были бы заинтересованы в покупке лицензионной копии по соответствующей цене.

Мотивы пользователей
Кроме мотивов пиратов надо сказать и о мотивах пользователей. Практически весь спрос рядовых пользователей на профессиональные программы (такие как Photoshop, 3D Studio, FineReader) можно считать неплатежеспособным.

Кроме того, неплатежеспособным является практически весь спрос со стороны малообеспеченных российских владельцев компьютеров. Покупка и использования компьютера для них стали возможными исключительно благодаря возможности приобретения пиратских программ. Можно говорить о том, что такой вид пиратства служит, в основном, расширению числа пользователей программы, позволяя охватить тех, кто не может позволить себе покупку лицензионной копии. В то же время, разработчики не несут почти никаких потерь, ни фактических затрат, ни полумифической "недополученной прибыли".

С другой стороны, некоторые пользователи могут заплатить полную стоимость лицензионной копии, а все равно покупают пиратские или устанавливают одну копию на несколько компьютеров, часто в коммерческих целях на офисные компьютеры компании. В этом случае, действительно, можно говорить о "недополучении прибыли разработчиком", но с большими оговорками.

Рассмотрим простую аналогию с автомобильной промышленностью. В России, наверняка, есть немало людей, которые могут позволить себе Мерседес и даже рассматривали возможность его приобретения, однако ездят на Форде. Концерн Даймлер-Крайслер тоже "недополучает прибыль", но вряд ли его претензии к корпорации Форд можно считать серьезными.

Разумеется, государство может принять решение о защите отдельного производителя, как оно поступило в случае с ВАЗом, и потребовать покупки продукции именно этого производителя экономическими или иными мерами. Но такое решение должно быть обязательно основано на серьезном экономическом анализе и на реальных интересах экономики страны. В противном случае его действия будут обыкновенным произволом.


Список тем форума
  Рекламное место пустует
2 + 2 = 3.9999999999999999999999999999999...
ВНИМАНИЕ! Если вы потеряли окно ввода сообщения, нажмите Ctrl-F5 или Ctrl-R или кнопку "Обновить" в браузере.
Ветка сдана в архив. Добавление сообщений невозможно.
Но вы можете создать новую ветку и вам обязательно ответят!
Каждый час на Волшебном форуме бывает более 2000 человек.
Рекламное место пустует