Вход | Регистрация

О жизни... ::

Метки:

OFF: Бухгалтер

Я
   Таня
 
11.05.04 - 15:11
Мистер Ди отдыхал в роскошном кресле. На коленях у него лежали вечерние газеты. Он умиротворенно курил трубку и думал, как прекрасен этот мир. Сегодня он продал два амулета и приворотное зелье. Его жена суетилась на кухне, готовила вкусный ужин. Трубка хорошо раскурилась. Он зевнул и сладко потянулся.

Девятилетний сынишка Мортон, нагруженный книгами, деловито прошествовал мимо него по гостиной.

- Ну, как дела в школе? - полюбопытствовал мистер Ди.

- Порядок, - ответил мальчуган, немного замедлив шаг, но не останавливаясь.

- Что это у тебя? - спросил мистер Ди, кивнув на внушительную стопку книг.

- Да так, бухучет, - бросил мимоходом Мортон, не глядя на отца, и поспешил скрыться в своей комнате.

Мистер Ди покачал головой. С чего это у мальчишки появилось увлечение бухгалтерией и желание стать бухгалтером?! Что правда, то правда - счет Мортону давался легко. Но сыну придется выкинуть из головы всю эту чепуху. Его ждут куда более великие дела.

Раздался звонок в дверь.

Мистер Ди торопливо заправил рубашку, затянул потуже ремень и пошел открывать. На пороге стояла учительница его сына - четвероклассника.

- Заходите, мисс Грибб, - сказал Ди, - чем могу вас угостить?

- У меня нет времени, - ответила мисс Грибб.

Она стояла в дверях, упершись руками в бока. Седые лохмы, узкое лицо с длинным носом и покрасневшие глаза делали ее похожей на ведьму. Да иначе и быть не могло, ибо мисс Грибб и была ведьмой.

- Я пришла поговорить о вашем сыне, - заявила она.

Тут из кухни выскочила миссис Ди, вытирая руки о фартук.

- Надеюсь, он не безобразничал? - встревоженно спросила миссис Ди.

Мисс Грибб зловеще фыркнула.

- Сегодня я проводила годовой зачет. Ваш сын позорно провалился.

- Умоляю вас, - миссис Ди приложила руки к груди. - На дворе весна. Может…

- Весна тут ни при чем, - оборвала ее мисс Грибб. - На прошлой неделе я давала детям задание: выучить наизусть великие заклинания Кордуса, часть первую. Вы же знаете, какие они легкие. Мортон не запомнил ни одного из них.

- Гм, - сдержанно буркнул мистер Ди.

- С биологией дела обстоят не лучше. Мортон не имел ни малейшего понятия о важнейших заговорных травах. Ни малейшего…

- Уму непостижимо, - развел руками мистер Ди.

Мисс Грибб ядовито хохотнула:

- Более того, он позабыл Тайный алфавит, который они учили в третьем классе. Забыл Защитное заклинание, имена 99 мелких бесов Третьего круга и даже те скудные сведения по географии Большого ада, которые знал. Но хуже всего, что он вообще не хочет учиться.

Мистер и миссис Ди молча переглянулись. Дело действительно принимало серьезный оборот. В известных пределах мальчишеская рассеянность позволительна, даже приветствуется, так как свидетельствует о присутствии духа и воли. Но азы-то ребенок выучить обязан, если собирается когда-нибудь стать чародеем с большой буквы.

- Скажу вам без обиняков, - проговорила мисс Грибб, - в прежние времена я бы исключила его из школы не задумываясь, но ведь нас так мало осталось.

Мистер Ди печально кивнул. Век от века ведовство неуклонно приходило в упадок. Старинные семейства вымирали: одних уносили сатанинские силы, другие уходили в науку. А переменчивая публика не проявляла никакого интереса к чарам и колдовству древности.

Ныне лишь горстка посвященных владела Древним искусством, хранила его и обучала своих чад в заведениях, подобных частной школе мисс Грибб для детей колдунов. Оно оставалось последним бастионом, священным достоянием избранных.

- Всему виной - книги по счетоводству, - решительно заявила мисс Грибб. - Не понимаю, где он нахватался этой чуши! -

Она укоризненно уставилась на Ди. - И почему вы не подавили это в зародыше?!

Мистер Ди почувствовал, как у него зарделись щеки.

- Одно я знаю наверняка. Пока голова у Мортона забита никому не нужной ерундой, он не может сосредоточить все свое внимание на Магии.

Мистер Ди отвел взгляд от разъяренной ведьмы. Во всем виноват он сам. И зачем только он принес домой детский калькулятор. Когда он впервые обнаружил, что Мортон играет в двойную бухгалтерскую запись, нужно было сразу спалить гроссбух.

Но откуда же ему было знать, что идея окажется такой навязчивой?

Миссис Ди разгладила фартук и сказала:

- Мисс Грибб, вы же знаете, как мы вам доверяем. Что бы вы нам посоветовали?

- Все, что можно было предпринять, я уже сделала, - объявила мисс Грибб. - Остается только вызвать Боарбаса - демона детей. Но это, конечно, я оставляю на ваше усмотрение.

- Вряд ли все зашло так далеко, - быстро проговорил мистер Ди. - Вызов Боарбаса - дело нешуточное.

- Я уже сказала, решать вам, - неумолимым тоном проговорила мисс Грибб. - Вызывать Боарбаса или нет, поступайте как знаете. Но если и дальше так пойдет, не бывать вашему сыну магом.

Она повернулась, собираясь уходить.

- Разве вы не останетесь на чашку чаю? - суетливо предложила миссис Ди.

- Нет, мне еще нужно успеть на шабаш ведьм в Цинциннати, - бросила мисс Грибб и растворилась в клубах оранжевого дыма.

Мистер Ди разогнал дым рукой и захлопнул дверь.

- Фу, - вздохнул он, - пожалуй, она могла бы воспользоваться ароматизированными сортами.

- Ты же знаешь, какая она старомодная, - пробормотала миссис Ди.

Они молча стояли у закрытой двери. Только теперь мистер Ди ощутил тяжесть обрушившейся на них новости. В голове не укладывалось, что его сыночек, его плоть и кровь, не желает продолжать семейные традиции. Быть этого не может!

- После ужина, - проговорил наконец Ди, - я побеседую с ним как мужчина с мужчиной. Уверен, мы сможем обойтись без вмешательства демона.

- Хорошо, - сказала миссис Ди. - Ты конечно же сумеешь все втолковать мальчику. - Она улыбнулась, и Ди уловил всплеск давнего колдовского свечения в ее глазах.

- Мой ростбиф! - всплеснула руками миссис Ди. Свечение угасло. Она побежала на кухню.

Ужин прошел в молчании. Мортон знал о визите мисс Грибб и ел с виноватым видом, изредка поглядывая на отца. Мистер Ди, хмурый как туча, нарезал мясо ломтями и подал на стол, а миссис Ди даже не попыталась завязать какой-нибудь непринужденный разговор.

Мальчик, проглотив наспех десерт и явно не почувствовав его вкуса, побежал к себе в комнату.

- Вот теперь посмотрим, - заявил мистер Ди супруге. Он допил кофе, вытер губы и встал из-за стола. - Попытаюсь его урезонить. Где мой амулет Внушения?

Миссис Ди на мгновение задумалась, затем пошла в другой конец комнаты, к книжному шкафу.

- Вот он, - сказала она, доставая его из книги в пестрой обложке. - Я пользовалась им вместо закладки.

Мистер Ди опустил амулет в карман, сделал глубокий вдох и вошел в комнату сына.

Мортон сидел за столом. Перед ним лежала тетрадь, испещренная цифрами и аккуратными пометками. На столе в стаканчике стояли шесть тщательно отточенных карандашей, рядом - ластик, счеты и арифмометр. На краю стола, рискуя обрушиться, стояла стопка книг: "Деньги" Римраамера, "Практика банковского учета" Джонсона и Калхауна, "Этюды Элмана для дипломированных бухгалтеров" и еще с дюжину других в том же духе.

Мистер Ди отодвинул ворох одежды и освободил себе место на кровати.

- Как идут дела, сынок? - спросил он самым добродушным голосом, на какой только был способен.

- Замечательно, папа, - с готовностью ответил Мортон. - Я дошел до четвертой главы по "Основам бухучета" и ответил на все вопросы…

- Сынок… - ласково перебил его Ди, - я спрашиваю: как у тебя обстоит дело с основным домашним заданием?

Мортон поморщился и заерзал на стуле.

- В нынешние времена да в твоем возрасте мало кому из мальчиков выпадает возможность стать магом.

- Да, я знаю, - Мортон быстро отвел взгляд и ответил тонким, раздраженным голоском: - Но, папа, я хочу стать бухгалтером. Очень-очень хочу.

Мистер Ди покачал головой.

- У нас в семье все были магами. В потусторонних кругах семейство Ди пользуется известностью уже восемнадцать столетий.

Мортон по-прежнему смотрел в окно и ерзал.

- Ты же не хочешь огорчить меня, сынок? - Ди печально улыбнулся. - Знаешь, всякий может стать бухгалтером. Но лишь избранному меньшинству дано овладеть Черной Магией.

Мортон отвернулся от окна. Взял карандаш и, глядя на кончик, принялся медленно крутить его в пальцах.

- Ну что, малыш, поработаешь как следует, чтоб угодить мисс Грибб?

Мортон покачал головой:

- Я хочу стать бухгалтером.

Мистер Ди с трудом сдержал неожиданный прилив ярости. Что стало с амулетом Внушения? Неужели чары выдохлись? Нужно было его сначала подзарядить. Но он не сдавался.

- Мортон, - продолжил мистер Ди с хрипотцой в голосе, - ты знаешь, я всего лишь Адепт третьей категории. Мои родители были очень бедны. Они не могли послать меня учиться в Университет.

- Знаю, - прошептал мальчик.

- Я хочу, чтобы у тебя было все, чего я лишен. Мортон, ты способен стать Адептом первой категории, - отец грустно покачал головой. - Это будет трудно. Но у нас с мамой есть кое-какие сбережения, а остальное как-нибудь наскребем.

Мортон кусал губы и продолжал крутить в пальцах карандаш.

- Ну так как, сынок? Знаешь, Адепту первой категории не придется работать в магазине. Ты можешь стать Прямым Исполнителем Воли Темных Сил. Прямым Исполнителем! Что скажешь, мальчик мой?

На какое-то мгновение Ди показалось, что Мортона его слова задели за живое. Губы мальчика разомкнулись, и глаза подозрительно озарились. Но затем Мортон взглянул на учебники по бухучету, на маленькие счеты, на игрушечный арифмометр...

- Я хочу стать бухгалтером, - упрямо повторил он.

- Это мы еще посмотрим! - вскричал мистер Ди, потеряв всякое терпение. - Ты не будешь бухгалтером, молодой человек. Ты станешь магом. Раз этим ремеслом занималось все наше семейство, то и ты, клянусь всем, что может быть проклято, будешь продолжать традицию. Я тебе еще покажу, молодой человек! - И с этими словами он вылетел из комнаты.

Мортон незамедлительно вернулся к своим бухгалтерским пособиям.

Мистер и миссис Ди молча сидели на диване. Миссис Ди деловито вязала шнурок для шляпы, но ее мысли были далеко. Мистер Ди мрачно уставился на дыру в ковре.

Наконец он выдавил из себя:

- Я избаловал его. Единственный выход - Боарбас.

- Нет, что ты, что ты, - торопливо перебила его миссис Ди, - он же еще такой маленький!

- Ты хочешь, чтобы твой сын вырос и всю жизнь столбиком выписывал никому не нужные цифирки? Или чтобы он исполнял важное дело Темных Сил?

- Разумеется, нет, - сказала миссис Ди, - но Боарбас…

- Знаю. Я и так себя чувствую душегубом.

Они погрузились в размышления. Затем миссис Ди предложила:

- Может, обратиться за помощью к его деду? Он всегда любил мальчика.

- Быть может, - неуверенно согласился с женой мистер Ди. - Вот только не знаю, стоит ли его тревожить. Ведь старик уже три года, как умер.

- Помню, - согласилась с ним миссис Ди, распутывая неправильно связанный узелок. - Но выбирать не приходится, либо дед, либо Боарбас.

Мистер Ди кивнул. Каким бы это ни было беспокойством для дедушки Мортона, Боарбас неизмеримо хуже. И Ди без промедления начал готовиться к вызову своего покойного отца.

Он собрал белену, болиголов, толченый рог единорога и кусочек драконьего зуба.

- Где мой жезл? - спросил он у жены.

- Я положила его в мешок с клюшками для гольфа, - ответила она.

Мистер Ди достал жезл и помахал им над разложенными на ковре ингредиентами. Пробормотал три слова Вызволения и позвал отца по имени.

И тут же над ковром начал виться дымок.

- Здравствуйте, дедушка Ди, - заискивающе проговорила миссис Ди.

- Отец, прости, что нарушаю твой покой, - сказал мистер Ди. - Но мой сын - твой внук - отказывается становиться магом. Он хочет стать… бухгалтером.

Струйка дыма вздрогнула, затем выпрямилась и вывела в воздухе знак из Древнего Алфавита.

- Да, - сказал мистер Ди. - Мы пробовали метод убеждения. Но на него это не подейство вало.

И опять дымок задрожал и свился в другой знак.

- Думаю, так будет лучше всего, - сказал мистер Ди. - Если ты напугаешь его до смерти, Мортон выкинет из головы всю бухгалтерскую чушь. Это жестоко, но лучше, чем вызывать Боарбаса.

Струйка дыма кивнула и зазмеилась к комнате мальчика. Мистер и миссис Ди уселись на диван.

Дверь в комнату мальчика с грохотом отворилась, словно от порыва ураганного ветра. Мортон поднял глаза от книг, нахмурился и снова вернулся к чтению.

Струйка дыма превратилась в крылатого льва с акульим хвостом. Чудище громоподобно взревело, зарычало, припало к земле и приготовилось к прыжку.

Мортон посмотрел, удивленно поднял брови и продолжил записывать цифры в столбик.

Лев перевоплотился в трехголового ящера. Изрыгая пламя, ящер двинулся к мальчику.

Мортон покончил со сложением в столбик и поднял глаза на ящера.

С истошным воплем ящер превратился в громадную рыкающую летучую мышь. Она хлопала крыльями над головой мальчика, не переставая выть.

Мортон усмехнулся и повернулся к своим книгам.

Мистер Ди не мог больше этого вынести.

- Черт побери, - закричал он, - неужели тебе не страшно?

- С какой стати? - спросил Мортон. - Это всего лишь дедушка.

После чего от летучей мыши остался лишь шлейф дыма. Печально кивнув мистеру Ди и поклонившись миссис Ди, он растворился в воздухе.

- До свидания, дедуля, - сказал Мортон, встал и прикрыл дверь.

- С меня хватит, - заявил мистер Ди. - Мальчишка слишком возомнил о себе. Придется обратиться к Боарбасу.

- Ни в коем случае!

- А что нам остается?

- Ума не приложу, - призналась миссис Ди, чуть не плача. - Ты же знаешь, что Боарбас делает с детьми. Они после этого так и не приходят в себя.

Лицо мистера Ди стало твердым, как гранит.

- Знаю, но тут уж ничего не поделаешь.

- Он еще такой маленький! - запричитала миссис Ди. - Это… это для него будет такой травмой!

- Тогда мы призовем на помощь все силы современной психологии, чтобы его излечить, - утешил жену мистер Ди. - Мы обратимся к лучшим психоаналитикам, каких только можно нанять за деньги. Но магом он станет непременно!

- Что ж, делай свое черное дело, - прошептала сквозь слезы миссис Ди. - Только не жди от меня помощи!

"Как это похоже на женщин, - подумал Ди. - Раскисают именно в тот момент, когда нужно проявить твердость". Скрепя сердце он стал готовиться к вызову Боарбаса, демона детей.

Сперва нужно было кропотливо начертить пятиугольник с двенадцатиконечной звездой внутри, а в ней - бесконечную спираль. Затем пришел черед трав и эликсиров - все это стоило немалых затрат, но в колдовском деле без них все равно не обойтись. После чего написать защитное заклинание, чтобы Боарбас не вырвался на волю и не уничтожил всех. Оставалось только добавить три капли крови гиппогрифа - клювокрыла.

- Где моя гиппогрифова кровь? - спросил мистер Ди, роясь в ящиках комода, что стоял в гостиной.

- На кухне, во флаконе из-под аспирина, - подсказала миссис Ди, утирая слезы.

Ди нашел флакон, зажег черные свечи и пропел заклинание Высвобождения.

Комнату вдруг обдало жаром. Настал последний этап - произнесение имени.

- Мортон, - позвал мистер Ди, - иди сюда.

Мальчик, такой юный и беззащитный, отворил дверь и вошел, крепко прижимая к груди книги по бухучету.

- Мортон, я собираюсь вызывать демона детей. Не заставляй меня делать это, сын мой.

Мальчик побледнел и съежился, прижавшись к двери. Но упрямо замотал головой.

- Ну что ж, - сказал мистер Ди. - БОАРБАС!

Раздался оглушительный удар грома, накатила волна жара, и со зловещим хохотом явился Боарбас, ростом до потолка.

- А-а! - возопил Боарбас, да так, что все в комнате содрогнулось. - Маленький мальчик!

У Мортона отвисла челюсть и округлились от ужаса глаза.

- Гадкий мальчишка, - сказал Боарбас, снова расхохотался и прошествовал вперед. При каждом его шаге весь дом сотрясался.

- Отошли его обратно! - закричала миссис Ди.

- Не могу, - ответил Ди срывающимся голосом. - Я ничего не могу поделать, пока он не закончит!

Шипастые лапищи демона потянулись к Мортону. Но мальчик быстро открыл книгу по бухучету:

- Спаси меня! - закричал он.

И в это же мгновение возник высоченный худющий старикан в строгом костюме, какие носят бухгалтеры, весь увешанный сточенными перьями и страницами из гроссбуха; вместо глаз у него зияли нули.

- Зико-Пико-Риль! - пропел Боарбас, приготовившись к схватке с пришельцем.

Но тощий старикан сухо произнес:

- Контракт компании, превышающий ее полномочия, не только подлежит расторжению, но и абсолютно лишен юридической силы.

От речей новоявленного гостя Боарбаса отшвырнуло назад. Один из стульев треснул под его тяжестью. Демон встал, шкура его раскалилась докрасна от ярости, и он затянул главное демоническое заклинание:

- ВРАТ-ХАТ-ХО!

Но худосочный старик заслонил собой Мортона и прокричал слова, развеивающие чары:

- Дебет, Кредит, Процент, Сдача, Заброшенность и Смерть!

Боарбас, взвыв от боли, обратился в паническое бегство, лихорадочно тыкаясь в пустоту, пока не наткнулся на Лазейку, и испарился.

Высокий худой старик, стряхнув с нарукавников невидимую пыль, обернулся к мистеру и миссис Ди, которые забились в угол гостиной, и сдержанным тоном провозгласил:

- Знайте же, что я - Бухгалтер. И примите к сведению, что данный Ребенок подписал со мною Договор и поступил ко мне в ученичество и услужение. А за оказанные услуги, я, БУХГАЛТЕР, учу его заманивать невинные души в проклятые дебри цифири, формуляров, деликтов и репрессалий. И смотрите - вот Печать моя на нем!

Бухгалтер поднял правую руку Мортона и показал чернильную кляксу на указательном пальце.

Обернувшись к Мортону, он уже подобревшим голосом добавил:

- Завтра, мой мальчик, мы рассмотрим, как уклонение от подоходного налога приводит к обречению на вечные муки.

- Есть, сэр, - бодро ответил Мортон.

Бросив на прощание колючий взгляд на супругов Ди, Бухгалтер исчез.

Наступило тягостное молчание. Затем Ди обратился к своей жене.

- Ну, - сказал Ди, - если уж мальчику так приспичило стать бухгалтером, то я не собираюсь вставать у него на пути.

Роберт ШЕКЛИ.
1954
 
  Рекламное место пустует
   Мортон
1 - 11.05.04 - 15:24
Всё просто про меня...
   SiMazx
 
2 - 11.05.04 - 15:26
Мдяяяя... Я в шоке... Супер...
   Gavrila
 
3 - 11.05.04 - 15:29
Рулез, вот еще:              Роберт Шекли
                            Верный вопрос
Ответчик был построен, чтобы действовать столько, сколько необходимо, - что очень большой срок для одних и совсем ерунда для других. Но для Ответчика этого было вполне достаточно.
Если говорить о размерах, одним Ответчик казался исполинским, а другим - крошечным. Это было сложнейшее устройство, хотя кое-кто считал, что проще штуки не сыскать. Кто его создал? Чем меньше о них сказано, тем лучше. Они тоже з н а л и.
Итак, они построили Ответчик - в помощь менее искушенным расам - и отбыли своим особым образом. Куда - одному Ответчику известно.
Потому что Ответчику известно все.
На некой планете, вращающейся вокруг некой звезды, находился Ответчик. Шло время: бесконечное для одних, малое для других, но для Ответчика - в самый раз.
Внутри него находились о т в е т ы. Он знал природу вещей, и п о ч е м у они такие, какие есть, и з а ч е м они есть, и что все это значит.
Ответчик мог ответить на любой вопрос, будь тот поставлен правильно. И он хотел. Страстно хотел отвечать!
Что же еще делать Ответчику?
И вот он ждал, чтобы к нему пришли и спросили.
- Как вы себя чувствуете сэр? - участливо произнес Морран, повиснув над стариком.
- Лучше, -со слабой улыбкой отозвался Лингман.
Хотя Морран извел огромное количество топлива, чтобы выйти в космос с минимальным ускорением, немощному сердцу Лингмана то артачилось и упиралось, не желая трудиться, то вдруг пускалось вприпрыжку и яростно молотило в грудную клетку. В какой-то момент казалось даже, что оно вот-вот остановится, просто назло. Но пришла невесомость - и сердце заработало.
У Моррана не было подобных проблем. Его крепкое тело свободно выдерживало любые нагрузки. Однако в этом полете ему не придется их испытывать, если он хочет, чтобы старый Лингман остался в живых
- Я еще протяну, - пробормотал Лингман, словно в ответ на невысказанный. - Протяну, сколько понадобится, чтобы у з н а т ь.
Морран прикоснулся к пульту, и корабль скользнул в подпространство, как угорь в масло
. - Мы узнаем. - Морран помог старику освободиться от привязных ремней. - Мы найдем Ответчик!
Лингман уверенно кивнул своему молодому товарищу. Долгие годы они утешали и ободряли друг друга. Идея принадлежала Лингману. Потом Морран, закончив институт, присоединился к нему. По всей Солнечной сиситеме они выискивали и собирали по крупицам легенды о древней гуманоидной расе,которая знала ответы на все вопросы, которая построила Ответчик и отбыла восвояси.
Подумать только! Ответ на любой вопрос!- Морран был физиком и не испытывал недостатка в вопросах: расширяющаяся Вселенная, ядерные силы, "новые" звезды...
- Да, - согласился Лингман.
Он подплыл к видеоэкрану и посмотрел в иллюзорную даль подпространства. Лингман был биологм и старым человеком. Он хотел задать только два вопроса.
Что такое жизнь?
Что такое смерть?

После особенно долгого периода сбора багрянца Лек и его друзья решили отдохнуть. В окресностях густо расположенных звезд багрянец всегда редел - почему, никто не ведал, - так что вполне можно было поболтать.
- А знаете, - сказал Лек, - поищу-ка, я пожалуй, этот Ответчик.
Лек говорил на языке оллграт, языке твердого решения.
- Зачем? - спросил Илм на языке звест, языке добродушного подтрунивания. - Тебе что, мало сбора багрянца?
- Да, - отозвался Лек, все еще на языке твердого решения. - Мало.
Великий труд Лека и его народа заключался в сборе багрянца. Тщательно, по крохам выискивали они вкрапленный в материю пространства багрянец и сгребали в колоссальную кучу. Для чего - никто не знал.
- Полагаю, ты спросишь у него, что такое багрянец? - предположил Илм, откинув звезду и ложась на ее место.
- Непременно,- сказал Лек. - Мы слишком долго жили в неведении. Нам необходимо осознать истинную природу багрянца и его место в мироздании. Мы должны понять, почему он правит нашей жизнью. - Для этой речи Лек воспользовался илгретом, языком зарождающегося знания.
Илм и остальные не пытались спорить, даже на языке спора. С начала времен Лек, Илм и все прочие собирали багрянец. Наступила пора узнать самое главное: что такое багрянец и зачем сгребать его в кучу?
И конечно, Ответчик мог поведать им об этом. Каждый слыхал об Ответчике, созданном давно отбывшей расой, схожей с ними.
- Спросишь у него еше что-нибудь: - поинтересовался Илм.
- Пожалуй, я спрошу его о звездах,- пожал плечами Лек. - В сущности, больше ничего важного нет.
Лек и его братья жили с начала времен, потому они не думали о смерти. Число их всегда было неизменно, так что они не думали о жизни.
Но багрянец? И куча:
- Я иду! - крикнул Лек на диалекте решения-на-грани-поступка.
- Удачи тебе! - дружно пожелали ему братья на языке величайшей привязанности.
И Лек удалился, прыгая от звезды к звезде.

Один на маленькой планете, Ответчик ожидал прихода Задающих вопросы. Порой он сам себе нашептывал ответы. То была его привилегия. Он з н а л.
Итак, ожидание. И было не слишком поздно и не слишком рано для любых порождений космоса прийти и спросить.
Все восемнадцать собрались в одном месте.
- Я взываю к Закону восемнадцати! - воскликнул один. И тут же появился другой, которого еще никогда не было, порожденный Законом восемнадцати.
- Мы должны обратиться к Ответчику! - вскричал один. - Нашими жизнями правит Закон восемнадцати. Где собираются восемнадцать, там появляется девятнадцатый. Почему так?
Никто не смог ответить.
- Где я? - спросил новорожденный девятнадцатый. Один отвел его в сторону, чтобы все рассказать.
Осталось семнадцать. Стабильное число.
- Мы обязаны выяснить, - заявил другой, - почему все места разные, хотя между ними нет никакого расстояния.
Ты здесь. Потом ты там. И все. Никакого передвижения, никакой причины. Ты просто в другом месте.
- Звезды холодные, - пожаловался один.
- Почему?
- Нужно идти к Ответчику.
Они слышали легенды, знали сказания. "Некогда здесь был народ - вылитые мы! - который з н а л. И построил Ответчик. Потом они ушли туда, где нет места, но много расстояния".
- Как туда попасть? - закричал новорожденный девятнадцатый, уже исполненный знания.
- Как обычно.
И восемнадцать исчезли. А один остался, подавленно глядя на бесконечную протяженность ледяной звезды. Потом исчез и он.

- Древние предания не врут, - прошептал Морран. - Вот Ответчик.
Они вышли из подпространства в указанном легендами месте и оказались перед звездой, которой не было подобных. Морран придумал, как включить ее в классификацию, но это не играло ни какой роли. Просто ей не было подобных.
Вокруг звезды вращалась планета, тоже не похожая на другие. Морран нашел тому причины, но они не играли никакой роли. Это была единственная в своем роде планета.
- Пристегивайтесь сэр, - сказал Морран. - Я постараюсь приземлиться как можно мягче.

Шагая от звезды к звезде, Лек подошел к ответчику, положил его на ладонь и поднес к глазам.
- Значит, ты Ответчик.
- Да, - отозвался Ответчик.
- Тогда скажи мне, - попросил Лек, устраиваясь поудобнее в промежутке между звездами. - Скажи мне, что я есть?
- Частность, - сказал Ответчик. - Проявление.
- Брось, - обиженно проворчал Лек. - Мог бы ответить и получше... Теперь слушай. Задача мне подобных - собирать багрянец и сгребать его в кучу. Каково истинное значение этого?
- Вопрос бессмысленный, - сообщил Ответчик. Он знал, что такое багрянец и для чего предназначена куча. Но объяснение таилось в большем объяснении. Лек не сумел правильно поставить вопрос.
Лек задавал другие вопросы, но Ответчик не мог ответить на них. Лек смотрел на все по-своему узко, он видел лишь часть правды и отказывался видеть остальное. Как объяснить слепому ощущение зеленого?
Ответчик и не пытался. Он не был для этого предназначен.
Наконец Лек презрительно усмехнулся и ушел, стремительно шагая в межзвездном пространстве.
Ответчик з н а л. Но ему тебовался верно сформулированный вопрос. Ответчик размышлял над этим ограничением, глядя на звезды - не большие и не малые, а как раз подходящего размера.
"Правильные вопросы... Тем, кто построил Ответчик, следовало принять это во внимание, - думал Ответчик. - Им следовало предоставить мне свободу, позволить выходить за рамки узкого вопроса".
Восемнадцать созданий возникли перед Ответчиком - они не пришли и не прилетели, а просто появились. Поеживаясь в холодном блеске звезд, они ошеломленно смотрели на подавляющую грамаду Ответчика.
- Если нет расстояния, - спросил один, - то как можно оказаться в других местах?
Ответчик з н а л, что такое расстояние и что такое другие места, но не мог ответить на вопрос. Вот суть расстояния, но она не такая, какой представляется этим существам. Вот суть мест, но она совершенно отлична от их ожиданий.
- Перефразируйте вопрос, - с затаенной надеждой посоветовал Ответчик.
- Почему здесь мы короткие, - спросил один, - а там длинные? Почему там мы толстые, а здесь худые? Почему звезды холодные?
Ответчик все это знал. Он понимал, почему звезды холодные, но не мог объяснить это в рамках понятий звезд или холода.
- Почему, - поинтересовался другой, - есть Закон восемнадцати? Почему, когда собираются восемнадцать, появляется девятнадцатый?
Но, разумеется, ответ был частью другого, большего вопроса, а его-то они и не задали.
Закон восемнадцати породил девятнадцатого, и все девятнадцать пропали.

Ответчик продолжал тихо бубнить себе вопросы и сам на них отвечал.

- Ну вот, - вздохнул Морран. - Теперь все позади.
Он похлопал Лингмана по плечу - легонько, словно опасаясь, что тот рассыплется.
Старый биолог обессилел.
- Пойдем, - сказал Лингман. Он не хотел терять времени. В сущности, терять было нечего.
Одев скафандры, они зашагали по узкой тропинке.
- Не так быстро, - попросил Лингман.
- Хорошо, - согласился Морран.
Они шли плечом к плечу по планете, отличной от всех других планет, летящей вокруг звезды, отличной от всех других звезд.
- Сюда, -указал Морран. - Легенды были верны. Тропинка, ведущая к каменным ступеням, какменные ступени - во внутренний дворик... И - Ответчик!
Ответчик представился ис белым экраном в стене. На их взгляд, он был крайне прост.
Лингман сцепил задрожавшие руки. Наступила решающая минута его жизни, всех его трудов, споров...
- Помни, - сказал он Моррану, - мы и представить не в состоянии, какой может оказаться правда.
- Я готов! - восторженно воскликнул Морран.
- Очень хорошо. Ответчик, - обратился Лингман высоким слабым голосом, - что такое жизнь?
Голос раздался в их головах.
- Вопрос лишен смысла. Под "жизнью" Спрашивающий подразумевает частный феномен, объяснимый лишь в терминах целого.
- Частью какого целого является жизнь? - спросил Лингман.
- Данный вопрос в настоящей форме не может разрешиться. Спрашивающий все еще рассматривает "жизнь" субъективно, со своей ограниченной точки зрения.
- Ответь же в собственных терминах, - сказал Морран.
- Я лишь отвечаю на вопросы, - грустно проинес Ответчик.
Наступило молчание.
- Расширяется ли Вселенная? - спросил Морран.
- Термин "расширение" неприложим к данной ситуации. Спрашивающий оперирует ложной концепцией Вселенной.
- Ты можешь нам сказать хоть что-нибудь?
- Я могу ответить на любой правильно поставленный вопрос, касающийся природы вещей.
Физик и биолог, обменялись взглядами.
- Кажется я понимаю, что он имеет ввиду, - печально проговорил Лингман. - Наши основные допущения неверны. Все до единого.
- Невозможно! - возразил Морран. - Наука...
- Частные истины, - бесконечно усталым голосом заметил Лингман. - По крайней мере, мы выяснили, что наши заключения относительно наблюдаемых феноменов ложны.
- А закон простейшего предположения?
- Всего лишь теория.
- Но жизнь... безусловно, он может сказать, что такое жизнь? - Ясно, - медленно выговорил Морран. - Он не в состоянии ответить на наши вопросы, оперируя нашими понятиями и предположениями.
- Думаю, именно так. Он связан корректно поставленными вопросами, а вопросы эти требуют знаний, которыми мы не располагаем.
- Следовательно, мы даже не можем задать верный вопрос? - возмутился Морран. - Не верю. Хоть что-то мы должны знать. - Он повернулся к Ответчику. - Что есть смерть?
- Я не могу определить антропоморфизм.
- Смерть - антропоморфизм! - воскликнул Морран, и Лингман быстро обернулся. - Ну наконец-то мы сдвинулись с места.
- Реален ли антропоморфизм?
- Антропоморфизм можно классифицировать экспериментально как А - ложные истины или В Частные истины - в терминах частной ситуации.
- Что здесь применимо?
- И то и другое.
Ничего более конкретного они не добились. Долгие часы они мучили Ответчик, мучили себя, но правда ускользала все дальше и дальше.
- Я скоро сойду с ума, - не выдержал Морран. - Перед нами разгадки всей Вселенной, но они откроются лишь при верном вопросе. А откуда нам взять эти верные вопросы?!
Лингман опустился на землю, привалился к каменной стене и закрыл глаза.
- Дикари - вот мы кто, - продолжал Морран, нервно расхаживая перед Ответчиком. - Представте себе бушмена, требующего у физика, чтобы тот объяснил, почему нельзя пустить стрелу в Солнце. Ученый может объяснить это только своими терминами. Как иначе?
- Ученый и пытаться не станет, едва слышно проговорил Лингман. - Он сразу поймет тщетность объяснения.
- Или вот как вы разъясните дикарю вращение Земли вокруг собственной оси, не погрешив научной точностью?
Лингман молчал.
- А, ладно... Пойдемте сэр?
Пальцы Лингмана были судорожно сжаты, щеки впали, глаза остекленели.
- Сэр! Сэр! - затряс его Морран.
Ответчик знал, что ответа не будет.

Один на планете - не большой и не малой, а как раз подходящего размера - ждал ответчик. Он не может помочь тем, кто приходит к нему, ибо даже Ответчик не всесилен.
Вселенная? Жизнь? Смерть? Багрянец? Восемнадцать?
Частные Истины, полуистины, крохи великого вопроса.
И бормочет Ответчик вопросы сам себе, верные вопросы, которые никто не может понять.
И как их понять?
Чтобы правильно задать вопрос, нужно знать большую часть ответа.
   Мортон
4 - 11.05.04 - 15:29
Давайте этот рассказ перепишем, адаптируя под нынешность и 1С-ность ... !!!


Список тем форума
Рекламное место пустует  
Основная теорема систематики: Новые системы плодят новые проблемы.
ВНИМАНИЕ! Если вы потеряли окно ввода сообщения, нажмите Ctrl-F5 или Ctrl-R или кнопку "Обновить" в браузере.
Ветка сдана в архив. Добавление сообщений невозможно.
Но вы можете создать новую ветку и вам обязательно ответят!
Каждый час на Волшебном форуме бывает более 2000 человек.
Рекламное место пустует